«Мне 39 было, сыну 21»: Рассказ одной мамы, ставшей свекровью

471

Мне 39 было, сыну 21, когда у него появилась девушка.

— Мама, Катя далеко живёт, давай я тебя с ней познакомлю, но она у нас ночевать останется, — обрадовал меня Даня.

Согласилась:

— Ну хорошо, пусть остаётся, — дело молодое, пусть лучше дома, чем по подвалам.

В назначенный день на стол накрыла, сыну бельё чистое выдала, себя в порядок начала приводить, но не успела: встретила гостью в халате и бигудях.

Ключ в замке повернулся, я улыбнулась и в коридор вышла. Что-то меня смутило в облике Кати. Сама не знаю, почему ляпнула:

— А можно Ваш возраст в паспорте посмотреть?

Лицо сына вытянулось, его подружка покраснела и из квартиры пулей вылетела.

— Ну, мама! — зыркнул на меня Даня и побежал следом за своей пассией.

Я не со зла: выглядела девушка лет на 15, не больше. Сами знаете, в какое время мы живём: вовремя в паспорт к девушке не заглянул, уехал далеко и надолго. Я разве для этого рожала и ночами не спала?

Даня не вернулся, вечером сообщение написал, что переночует у Кати, её мама не против, в отличии от некоторых. Я в ответ отписалась, что передачки носить и на свиданки ездить не буду.

С тех пор я стала врагом номер один у Кати и Дани: на следующий день они заявились, и девушка с высокомерным видом ткнула мне под нос свой паспорт, где чёрным по белому был написан возраст — 23 года.

Я извинилась, объяснила свою просьбу, постаравшись всё перевести в шутку. Кате бы поддержать — нет, мы обиделись. После этого видела я Катю ещё несколько раз, и то — случайно.

Даня закончил институт и решил жениться. На той самой Кате, на ком же ещё. Любовь у них. Они и так уже практически жили вместе: Даня появлялся дома раз в неделю в моё отсутствие, всё остальное время проводя у своей будущей тёщи.

Хотела финансово помочь с организацией свадьбы — не стала: меня в известность поставили, когда и где будет бракосочетание, но попросили туда не приходить. Я обиделась: родители Кати на свадьбе — желанные гости, а я так, мимо проходила.

На меня тоже обиделись, в ответ: рассчитывали на деньги, а я, сволочь такая, посмела обидеться на отсутствие приглашения и не дать. Я не святая, уж извините, чтобы дать деньги и не обратить внимания на факт моего отсутствия на свадьбе сына.

О беременности Кати я узнала от Даниного бывшего однокурсника: встретившись на автобусной остановке, он меня поздравил со скорой сменой статуса из мамы в бабушку. Молодёжь молчала, я не навязывалась: не сказали — флаг им в руки.

Дети — гости в нашей жизни, я всегда знала, что когда-нибудь у сына будет появится своя семья, в которой мне места не будет. Правда, я думала, что могу рассчитывать хотя бы на редкое общение. Ошиблась, бывает.

Отпуск я решила провести у сестры, она меня последние пару лет к себе зазывала. Её дочь, моя племянница, замужем, три года назад родила дочку. Приняли меня отлично: с поезда встретили, в дом привезли, ко встрече стол приготовили. Я вручила всем подарки.

Слово за слово, зашёл разговор о том, что у них в городе нет нормальной работы. Следом снова пошли намёки: неплохо было бы мне племянницу с мужем и ребёнком у себя приютить и прописать.

Мужчина бы работу в Москве нашёл, мне бы не скучно было в компании Сони и её дочки. Аргумент: ты же всё равно одна живёшь, сын с тобой не общается.

Я насторожилась: сестре я не жаловалась на охлаждение отношений с сыном. Откуда она знает? Утром ответ на свой вопрос я получила, нечаянно подслушав телефонный разговор сестры:

— Ой, Данечка, она такие страсти рассказывает: к бабке ходила, чтобы вы с Катюшей расстались, всяко-разно жену твою чихвостит, говорит, жизни вам не даст. Ты меня не сдавай: боюсь, как бы и мне твоя мать чего плохого не сделала.

Я тихонько ушла в выделенную мне комнату, легла на кровать и сделала вид, что всё ещё сплю. Сама думать стала, вспоминать: кроме того инцидента с паспортом, больше мы с Катей, в принципе, не пересекались и не разговаривали.

Согласитесь, вряд ли просьба показать паспорт при первой встрече могла стать поводом для полного прекращения дальнейшего знакомства. Да и не пригласить на свадьбу будущую свекровь из-за такой мелочи? А вот если сестра с самого начала что-нибудь пела Дане?

С прицелом на переселение семьи её дочери ко мне? Не первый раз просит-намекает. Могло быть такое? И сын молчал, по просьбе тётки — «ты меня не сдавай»? Жену беречь решил от сумасбродства матери, вот и прятал? На свадьбу не пригласили — сестра могла наврать о какой-нибудь пакости с моей стороны? Складно получается.

Уехала я домой вечером, пообещав подумать о судьбе племянницы и её семейства, хотя планировала погостить неделю. Противно там оставаться было.

Сестра звонит каждый день, говорит, что её дочь с зятем и внучкой уже сидят на чемоданах в ожидании моего согласия на переезд.

Поговорить с Даней я не решилась: раз он так легко поверил в наветы, смысл переубеждать? Не идиот, должен был знать, что если бы я и вынашивала коварные планы, то никому бы их не поведала. Сестре — тем более. Обелить своё честное имя? И кому это надо?

Бегать за сыном, оправдываясь за то, чего не совершала? Глупо, на мой взгляд. Может, он меня и слушать не станет?

Как распорядиться узнанной информацией — я не знаю. Большая часть — только мои догадки и логические выводы. Оставить всё, как есть? Ждать, пока тайное само не станет явным? Устроить сестре скандал с обличением? Организовать очную ставку сестры и сына?